Владимир Козин-член-корреспондент РАВН и РАЕН 

В связи многочисленными заявлениями высокопоставленных официальных американских представителей о необходимости включения в возможный будущий переговорный процесс между Москвой и Вашингтоном вопроса о продлении российско-американского Договора СНВ-3 до 2026 года всех пяти новых видов российских систем вооружений, о которых было объявлено Президентом России Владимиром Путиным в марте 2018 года, в российском экспертном сообществе возникла дискуссия о целесообразности распространения на них положений названного договорного акта.

Эксперты, выступающие за укрепление обороноспособности России и стратегической стабильности в мире, выражают глубокое сомнение в том, что российская сторона должна идти навстречу Вашингтону вопреки тому, что все без исключения системы, о которых он говорит, кроме одной – это МБР «Сармат», не подпадают под положения этого договора, подписанного в Праге в 2010 году. Другая, весьма малочисленная группа российских экспертов, поддерживающая тесные контакты с западными политологическими центрами, считает возможным пойти навстречу американским контрагентам и отказаться от всех или от какой-то части российских перспективных систем вооружений в обмен за согласие Соединенных Штатов продлить Пражский договор и оживить контроль над вооружениями, который по признанию обеих сторон, зашел в глухой тупик.

Что же конкретно интересует Вашингтон в данном вопросе?

Американская сторона первоначально называла только два из этих пяти видов вооружений:гиперзвуковой планирующий крылатый боевой блок «Авангард» и новую МБР «Сармат», которая должна придать ему первоначальную скорость после ее запуска. Впоследствии были обозначены и остальные три ударные системы России: ракетный комплекс «Кинжал» воздушного базирования, океанская многоцелевая автономная система «Посейдон», а также крылатая ракета «Буревестник», оснащенная мини-ядерным двигателем. На боевую лазерную установку «Пересвет»  американское руководство решило не обращать внимание, поскольку лазерные вооружения вообще не затрагиваются в каких-то договорах, кроме Соглашения о предотвращении инцидентов на море 1972 года.

В этой связи возникают два существенных вопроса. Во-первых, почему американские сторона попытались распространить его положения именно на указанные системы? Во-вторых, какие цели она преследует, требуя увязать эти системы с положениями договора 2010 года?

Анализ заявлений военно-политического руководства США показывает, что оно проявило заметную озабоченность по поводу тактико-технических характеристик этих видов вооружений, о которых было частично объявлено российским руководством, а также по причине того, что американский ВПК практически еще многие годы не сможет ничего противопоставить этим российским системам по ударно-боевым возможностям и полетным скоростным характеристикам.

Не имея оснований для достижения договоренностей с Москвой по данной проблематике, в Вашингтоне также пришли к выводу, что обе эти новейшие перспективные и наиболее высокотехнологичные российские ударные системы позволят многократно усилить оборонный потенциал России в короткие сроки при умеренных затратах материально-технических и денежных средств.

Чтобы придать юридическую солидность своим требованиям в том, что упомянутые новые российские системы вооружений могут быть развернуты до 5 февраля 2021 года, то есть до даты истечения срока действия Договора СНВ-3, государственный департамент США заявил, что они будут считаться «существующими типами» и будут подпадать под положения названного договора «в соответствующий момент цикла их разработки».

Но такие системы просто не упомянуты в этом договоре. В пункте 8 его статьи III содержатся конкретные перечисления носителей СНВ двух сторон.

Там заявлено, что на дату его подписания (8 апреля 2010 года) «существующими типами» межконтинентальных баллистических ракет для Российской Федерации являлись: РС-12М, РС-12М2, РС-18, РС-20 и РС-24, а к существующим российским типам баллистических ракет подводных лодок были отнесены БРПЛ РСМ-50, РСМ-52, РСМ-54 и РСМ-56. Были указаны и типы тяжёлых стратегических бомбардировщиков (ТСБ) России. Разумеется, перечислялись по типам все три компонента стратегической триады США. В этой же статье также указывались существующие у сторон пусковые установки для МБР и БРПЛ, а также типы ТСБ. Как видно, МБР «Сармат» там не было и в помине.

Тем не менее, пункт 1 статьи V позволял и до сих пор позволяет сторонам производить модернизацию и замену своих СНВ без указания каких-то сроков или этапов.

Что касается гиперзвукового планирующего крылатого боевого блока «Авангард», то он является уникальным боевым блоком, об ограничительных параметрах которых в Договоре СНВ-3 вообще ничего не говорится. А статья II указывает только на три конкретных объекта сокращений СНВ: МБР, БРПЛ и ТСБ сторон, их пусковых установок и боезарядов до определенного количества. Ничего не говорится даже о классических боевых блоках традиционной стратегической ядерной триады сторон.

Что же касается новой МБР «Сармат», что в соответствии со статьей III для целей Пражского договора, в том числе зачета МБР и БРПЛ, могут быть засчитаны только те ракеты названных типов, которые «обслуживаются, хранятся и транспортируются» в виде уже собранных ракет в пусковых контейнерах или без них. В договоре также указано, что ракета типа, созданного и испытанного исключительно «для перехвата объектов и борьбы с объектами, не находящимися на поверхности Земли», не рассматривается как баллистическая ракета, на которую распространяются положения Договора СНВ-3. Как известно, сама МБР «Сармат» не предназначена для перехвата объектов и борьбы с объектами, не находящимися на земной поверхности, а рассматривается как ракета-носитель боевого блока.

Было бы странным, если бы Москва пошла на сокращение или уничтожение своих новых перспективных систем вооружений только потому, что так хочется Вашингтону в условиях, когда она достигла гораздо большего прогресса в их развитии, чем США. Такой шаг был бы весьма опасным, поскольку он негативным образом сказался бы на укреплении национальной обороны и безопасности России, а также в еще большей степени подорвал бы стратегическую стабильность в глобальном измерении. Новые системы вооружений, о которых идет речь, позволяют в разы укрепить не только национальную безопасность России, но и стратегическую стабильность в глобальном масштабе, поскольку их принятие на вооружение сможет одновременно выправить некоторые дисбалансы в ядерных, противоракетных и в тяжелых обычных вооружениях, которые возникли по инициативе Соединённых Штатов и в их пользу.

Какой имеется смысл ликвидировать подобные российские системы вооружений, если Вашингтон практически отказался признавать наличие взаимосвязи между стратегическими наступательными ядерными вооружениями и стратегическими оборонительными вооружениями, что было зафиксировано в преамбуле Договора СНВ-3? Какой имеется смысл в этом, если Соединенные Штаты придерживаются деструктивных принципов в сфере контроля над вооружениями, отказываясь от принципа равенства и равной безопасности и не отказываясь от наступательных военных доктрин и стратегии нанесения первого ядерного удара?

Итак, у американской стороны вообще нет никаких юридических оснований для распространения положений Договора СНВ-3 на новые перспективные системы вооружений Российской Федерации.

Американской стороне может быть дан и иной ответ по этому поводу, который может быть прост и конкретен: Москва не намерена вести никаких дискуссий по проблематике ограничений или сокращений названных систем с Соединенными Штатами, которые до сих пор негативно относятся к 13 международным договорам в сфере контроля над вооружениями, шесть из которых имеют прямое отношение к ядерным вооружениям, до сих пор сохраняют тактические ядерные арсеналы в Европе, приблизило носители ядерного оружия в виде ТСБ и самолетов«двойного назначения», а также противоракетную инфраструктуру морского и наземного базирования к территории России.

Выступая 6 ноября в Кремле на церемонии представления главе государства офицеров и прокуроров по случаю их назначения на высшие командные должности и присвоения им высших воинских и специальных званий, Президент Владимир Путин заявил: «Наша Армия и Флот доказали свою высокую готовность, и мы намерены наращивать оборонный потенциал, ставить на боевое дежурство системы гиперзвукового, лазерного и другого современного вооружения, которого пока нет у других стран». Особо отметив, что это шаг не является поводом для того, чтобы кому-то угрожать, он добавил: «Напротив, мы готовы сделать все от нас зависящее для того, чтобы подтолкнуть разоруженческий процесс с учетом наших новейших систем вооружения, задача которых заключается исключительно в том, чтобы гарантировать безопасность с учетом растущих для нас угроз».

Именно «подтолкнуть разоруженческий процесс», а не разоружиться в одностороннем порядке ради него. Ключевое значение также имеет вторая часть цитируемого высказывания о задаче новейших систем вооружений, которая заключается «… исключительно в том, чтобы гарантировать безопасность с учетом растущих для нас угроз».

Вполне очевидно, что выпячивая проблему «новых российских вооружений» с искусственной увязкой с Договором СНВ-3 и желая вовлечь в него КНР, которая уже не раз заявляла об отсутствии такой возможности, Вашингтон все-таки решил выйти из Пражского договора по аналогичной схеме, которую он использовал как пропагандистское и лукавое прикрытие необоснованной и односторонней денонсации Договора о ликвидации РСМД в августе текущего года.

Москва не считает возможным обсуждать включение новых российских вооружений в Договора СНВ-3 без его пересмотра, заявил заместитель главы МИД России Сергей Рябков на Московской конференции по нераспространению, состоявшейся в первой декаде ноября. Он напомнил, что с американской стороны звучат рассуждения о распространении действия договора «на не подпадающие под его охват новые российские вооружения», о которых неоднократно высказывался президент России Владимир Путин. «Это невозможно без вскрытия и существенной переработки текста соглашения», - заявил подчеркнул он.

Вполне очевидно, что подобное «вхождение в текст» Договора СНВ-3 с целью его любой переработки, редактирования уже согласованных и утвержденных статей или включения каких-то новых формулировок привела бы к коренной ломке этой договоренности, что не отвечает коренным интересам в области национальной безопасности Российской Федерации.

Что касается возможного отказа США от продления Договора СНВ-3 или его односторонней денонсации, то коснувшись этой темы на полях Международного экономического форумав Санкт-Петербурге в июне этого года,Президент России Владимир Путин не исключил вероятность отказа России от продления Договора СНВ-3 в том случае, США не пойдут на его продление на последующие пять лет.

Естественно: ответственность за это ляжет только на Вашингтон.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Редакция журнала

Адрес редакции:
107023, г. Москва, ул. Большая Семёновская, д.32, офис 200

Телефон:
+7 (495) 777 23 14

E-mail:
info@arsenal-otechestva.ru 

Подписка на журнал

Журнал «Арсенал Отечества» продолжает подписку на 2019 год.

По вопросам подписки для юридических лиц или приобретения журнала в розницу обращайтесь к С.А. Бугаеву
bugaev@arsenal-otechestva.ru
+7 (916) 337-14-17

Оформить подписку для физических лиц можно через компанию ООО «Деловая Пресса» тел. (499)704-1305, Email: podpiska@delpress.ru,
сайт: https://delpress.ru/information-for-subscribers.html

Подписаться на электронную версию журнала «Арсенал Отечества» можно по ссылке.
Стоимость годовой подписки — 
12 000 руб.

Партнёры

Реклама

Журнал онлайн