Материал опубликован в журнале «Арсенал Отечества» № 4 (42) за 2019 г.

Виктор Мураховский, Алексей Леонков

Сравнение российских и западных ЗРК демонстрирует кардинальное различие военных стратегий

На Международном авиационно-космическом салоне МАКС-2019 Ижевский электромеханический завод «Купол» (входит в состав Концерна ВКО «Алмаз-Антей») в числе прочей своей продукции представил натурный образец зенитного ракетного комплекса (ЗРК) «Тор-М2КМ». Современные ЗРК типа «Тор-М2» являются одними из лучших российских средств ПВО (что подтверждают не только сравнительные испытания, но и опыт боевого применения). Редакции журнала «Арсенал Отечества» показалось интересным провести его сравнение с современными зарубежными ЗРК.

Изначально при разработке ЗРК типа «Тор» были учтены все лучшие наработки, реализованные в ЗРК типа «Оса-АКМ» и других советских зенитных комплексах. Отечественными конструкторами, инженерами и рабочими были разработаны и реализованы возможные приемы и средства борьбы с нарождающимся в тот период классом средств воздушного нападения (СВН) – высокоточным оружием. Данная угроза была вовремя оценена, получили и получают дальнейшее развитие способы ее парирования. Именно поэтому семейство ЗРК типа «Тор» неизменно качественно превосходили западных конкурентов, таких как ЗРК МД «Кроталь», «Роланд» и другие. Но «Кроталь» и «Роланд» уже «сошли с дистанции» – они сняты с производства, а ЗРК типа «Тор» производятся серийно, эксплуатируются и развиваются, подтверждают свою высокую эффективность в реальных боевых действиях.
Какие иностранные комплексы конкурируют с «Тором» сегодня? Наиболее совершенными в классе средств противовоздушной обороны (ПВО) малой дальности (МД) являются ЗРК Израиля и стран НАТО: SPYDER SL, SHORAD VL MICA, IRIS-T SLM. Даже беглое сравнение российского комплекса с указанными зарубежными «одноклассниками» приводит к весьма интересным выводам.
Разработка ЗРК «Тор» началась в 1972 году. Комплекс предназначался для решения задач ПВО в дивизионном звене взамен ЗРК типа «Оса-АКМ». Он стал технической основой зенитно-ракетных полков мотострелковых и танковых дивизий. Особое внимание при разработке уделялось возможности и повышению эффективности борьбы с появившимися средствами высокоточного оружия (ВТО) — крылатые, противорадиолокационные и другие управляемые ракеты, управляемые и корректируемые авиабомбы, а в дальнейшем и беспилотные летательные аппараты.
Первый вариант – ЗРК «Тор» – был принят на вооружение в 1986 году. В дальнейшем он неоднократно модернизировался и совершенствовался до уровней «Тор-М1» (1991 год), «Тор-М2» (2016 год).
При этом в каждой из версий существенно улучшались боевые характеристики, в том числе по параметрам зоны поражения, канальности по целям и ракетам, по помехозащищенности, автоматизации боевого управления. Расширялась номенклатура применяемых платформ ЗРК (гусеничная машина, колесное шасси, автономный боевой модуль на любом подвижном носителе). Так, например, комплекс «Тор-М2МДТ» выполнен на шасси двухзвенного гусеничного транспортера повышенной проходимости, адаптирован под экстремальные условия Крайнего Севера. Все семейство ЗРК типа «Тор-М2» является новейшей модификацией.
Коренное отличие ЗРК типа «Тор» от иностранных аналогов в том, что изначально его боевые средства (боевая машина, боевой модуль и ракета) создавались как единое целое, оптимизированное в рамках общей, оригинальной конструкторской идеи построения комплекса, без каких-либо заимствований. При этом практически каждое из средств комплекса потребовало особого подхода к конструкции и уникальность реализуемых решений в сравнении с ближайшими аналогами.
Большинство современных иностранных ЗРК МД создавалось из уже имеющегося набора подходящих по функционалу элементов, как правило, из числа используемых в других системах оружия, в других странах, другими разработчиками РЛС, средств автоматизации, авиационных ракет и т.п. При этом преследовалась главная цель – максимальное снижение стоимости создания ЗРК, а не оптимизация его построения под решение определенных системных задач.
Так, ЗРК SHORAD VL MICA разработан франко-итало-британо-германским концерном MBDA. Комплекс создавался для замены/дополнения более ранних ЗРК МД типа «Кроталь» и ЗРК на базе переносного ЗРК типа «Мистраль». В ЗРК используется хорошо зарекомендовавшая себя доработанная авиационная управляемая ракета (УР) MICA. Впервые ЗРК был представлен на Азиатском авиакосмическом салоне в 2000 году, серийное производство началось в 2010 году.
ЗРК МД IRIS-T SLS разработан германской компанией Diehl BGT Defence на основе авиационной УР IRIS-T. Первые испытания ЗРК прошли в 2008 году. К 2014 году подготовлен к серийному производству. Первый покупатель – Швеция.
ЗРК МД SPYDER SL – разработан израильскими компаниями Rafael и IAI. Впервые продемонстрирован на авиасалоне в Ле-Бурже в 2005 году. В комплексе применяются две доработанные авиационные УР Derbi и Piton-5. Попытка использовать данный ЗРК в качестве ЗРК средней дальности (СД) SPYDER оказалась непродуктивной, что заставило разработчиков Израиля разрабатывать «полноценный» ЗРК СД «Железный купол».
Все указанные выше ЗРК предназначены для поражения самолетов, вертолетов, крылатых, противорадиолокационных и других управляемых ракет, планирующих и управляемых авиабомб, беспилотных летательных аппаратов в условиях интенсивного огневого и радио-оптико-электронного противодействия, в любых метеоусловиях, днем и ночью.
Рассмотрим основные тактико-технические характеристики указанных комплексов с учётом их разведывательных, огневых и маневренных возможностей.

Средства разведки воздушной обстановки

Станции обнаружения целей (СОЦ) рассматриваемых ЗРК весьма различны.
СОЦ ЗРК типа «Тор-М2» является неотъемлемой частью боевой машины (БМ), снабжена системой стабилизации антенны, что позволяет вести разведку воздушных целей (ВЦ) в движении и тем самым создавать подвижное маловысотное радиолокационное поле над прикрываемыми войсками. СОЦ осуществляет круговой обзор пространства в одной из двух угломестных зон 0-32 или 32-64 градуса по специальным программам. За время одного оборота антенны обрабатывает до 48 целей. Данные СОЦ о ВЦ поступают в цифровую вычислительную систему (ЦВС) БМ, обрабатываются и выдаются в станцию наведения БМ в виде целеуказания. Также в комплексе были впервые внедрены элементы искусственного интеллекта, обеспечивающие ранжирование наиболее опасных целей.
Каждая из четырех БМ в составе батареи ЗРК типа «Тор-М2» может передавать по радио (проводному) каналу телекодовой связи на автоматизированный батарейный командный пункт (БКП) данные о 10 обнаруженных наиболее опасных ВЦ, в том числе о четырех ВЦ, сопровождаемых станцией наведения БМ. БКП может дополнительно придаваться отдельная РЛС кругового обзора дежурного режима «Каста-2Е2», информационно-логически сопрягаемая с БКП.
ЗРК SHORAD VL MICA может быть оснащен различными типами трехкоординатных РЛС (например, RAC-3D, Giraffe AMB, TRLM 3D). РЛС Giraffe AMB также является базовым средством разведки ЗРК IRIS-T SLM. SPYDER-SR оснащен РЛС Elta EL/M-2106 ATAR 3D.
Данные РЛС западных ЗРК размещаются на отдельной платформе, имеют поднимаемые на мачте антенны, интегрируются с командным пунктом и пусковыми установками (ПУ) комплекса посредством линии оптиковолоконной связи (иногда упоминается возможность радиосвязи). EL/M-2106 ATAR 3D размещается на одном шасси с командным пунктом ЗРК (но отдельно от ПУ).
При таком построении комплексов исключается возможность ведения разведки целей в движении, существенно увеличивается время развертывания ЗРК для боевой работы.
Основные ТТХ средств разведки воздушной обстановки приведены в табл. 1.
СОЦ ЗРК типа «Тор-М2» здесь является исключением. Очевидно, нет необходимости обеспечивать ЗРК МД данными о воздушной обстановке (ВО) с большим количеством (200-500) ВЦ на дальности 100-200 км при вероятном их обстреле комплексом только на дальности 15-20 км. В данном случае велика вероятность дезориентирования боевого расчета ЗРК и демаскировки комплекса.
Западные разработчики просто взяли то, что уже существует и работает. Все рассмотренные западные РЛС являются «раскладными», что делает невозможным, в отличие от ЗРК типа «Тор-М2», их работу в движении, а также значительно увеличивает время приведения комплексов в боевую готовность. С другой стороны, РЛС западных комплексов, при необходимости, могут использоваться в ЗРК средней дальности.
У ЗРК семейства «Тор» СОЦ БМ специально спроектирована под функционал комплекса. У СОЦ меньше дальность обнаружения (кстати, искусственно ограничена) и количество одновременно обрабатываемых целей, реализован обзор пространства по углу места в нескольких программах. Этого более чем достаточно для полной реализации огневых возможностей ЗРК. При этом построение антенны обеспечивает обнаружение практически любых современных воздушных целей и поражающих элементов ВТО на требуемых дальностях практически независимо от углов подлета цели. Скорость обзора воздушного пространства у СОЦ БМ выше, чем у большинства западных аналогов. Это имеет важное значение для ЗРК малой дальности, когда дорога каждая секунда.
Несомненное преимущество СОЦ ЗРК типа «Тор» – возможность ведения разведки воздушного противника в движении, что, в свою очередь, обеспечивает комплексу ведение стрельбы ракетами по сопровождаемым целям в движении или с короткой остановки. При этом сокращается время на оценку воздушной обстановки и принятие решения боевым расчетом БМ, обеспечивается прикрытие войск на марше.
При необходимости батарее ЗРК типа «Тор-М2» может дополнительно придаваться РЛС дежурного режима «Каста-2Е2» с дальностью обнаружения до 150 км, сопрягаемая с БКП.

Огневые средства

Основные характеристики огневых средств рассматриваемых ЗРК представлены в табл. 2. Массогабаритные характеристики ЗУР очень близки, и это ещё раз подтверждает, что все комплексы находятся в «одной весовой категории». Но следует отметить, что SPYDER-SR оснащаются как ЗУР малой дальности, так и ЗУР средней дальности. Нижеследующее сравнение идёт только по ЗУР малой дальности.
Как видим, по «табличным» характеристикам, западные ЗРК сопоставимы с российским по дальности и высоте поражения целей. Но при этом важно иметь ввиду, что «не менее 15 км» у «Тор-М2» – это дальность гарантированного поражения цели, летящей на околозвуковой скорости (и это подтвердили госиспытания), а, например, заявленные «20 км» у VL MICA – это граница поражения без определения характеристик цели и степени вероятности её перехвата. К тому же, эта граница чисто теоретическая – в ходе реальных испытаний европейский комплекс демонстрировал возможность поражения целей на дистанции не более 15 км. Нижняя граница зоны поражения «0,02км» (у SPYDER-SR) указывает на проблемы по поражению низколетящих целей.
Вероятнее всего, то же можно сказать и о ЗУР IRIS-T SLS, иначе трудно объяснить многочисленные публикации об этом комплексе без указания важнейших характеристик – высот поражения целей.
Существенные отличия имеются в способе наведения ракет комплексов.
ЗУР 9М338К ЗРК типа «Тор-М2» оснащена инерциальной системой управления и радиокомандной системой телеуправления. Перед пуском рассчитывается, формируется и запоминается так называемое «полетное задание», данные которого используются для управления полетом ЗУР.
Основными системами управления западных ЗУР являются инерциальная на стартовом и начальном этапах траектории полета и самонаведение на заключительном этапе. Оба способа управления имеют свои достоинства и недостатки.
Главным достоинством радиокомандной системы ЗРК типа «Тор-М2» является возможность непрерывного наведения ЗУР на цель с высокой точностью и коррекцией траектории полета в зависимости от маневра цели, возможность осознанного выбора целей расчетом для обстрела и сосредоточения огня, а также прекращение по команде (при необходимости) обстрела цели. Мощность передатчика СН БМ значительно выше мощности передатчика активной радиолокационной ГСН в западных ЗРК, что предопределяет высокую вероятность успешного наведения ЗУР российского комплекса. Весь контур управления полетом ЗУР ЗРК типа «Тор-М2» адаптирован для их наведения (в т.ч. на низколетящие ВЦ) в условиях организованных и естественных активных и пассивных помех высокой интенсивности.
Оборотной стороной этого достоинства является необходимость непрерывного сопровождения ЗУР в полете, что ограничивает возможности по одновременному обстрелу ВЦ (не более четырех).
На западных ЗУР применяются дорогостоящие головки самонаведения (ГСН) либо активные радиолокационные, либо тепловизионные и оптические. Достоинством самонаводящихся ракет является возможность использовать принцип «выстрелил – забыл». После старта ракета «все делает сама» – вначале наводится в направлении цели по данным, запомненным при пуске в бортовой инерциальной системе управления (ИСУ) ЗУР, а при подлете к цели осуществляется переход на управление по данным ГСН. Это заметно повышает огневую производительность. С другой стороны такое решение является источником главного недостатка ЗУР с ГСН – невозможности на средней части траектории корректировать полет ЗУР с учетом текущего местонахождения ВЦ, а также невозможность принудительной ликвидации ЗУР. Если за время полета ЗУР по данным ИСУ воздушная цель совершит резкий маневр уклонения, велика вероятность промаха.
Кроме того, если группа ВЦ идет плотным боевым порядком, а затем осуществляет «разлет» (рассредоточение), велика вероятность перезахвата и наведения выпущенных по группе ракет на ближайшую цель. Для решения этих проблем на ряде западных ЗУР введена система радиокоррекции (речь, конечно же, не идет о полноценном телеуправлении – для этого у западных комплексов попросту отсутствует необходимая РЛС наведения). При использовании этой системы оператор имеет возможность подкорректировать курс ЗУР на средней части траектории. Но при этом принцип «выстрелил и забыл» не реализуется, что резко уменьшает огневую производительность.
В западных ЗРК в качестве ЗУР используются доработанные авиационные ракеты, изначально адаптированные для применения авиационными средствами в более простых условиях организованных и естественных помех меньшей интенсивности. При их использовании с наземных ПУ не обеспечивается однозначная идентификация и избирательность поражаемых ВЦ из-за относительно широких полей зрения ГСН. Кроме того, ЗУР с тепловизионными и оптическими ГСН не являются всепогодными.
Важной характеристикой любого ЗРК является его помехозащищенность. Западные производители часто заявляют, что их ЗРК имеют «уникальную» систему защиты от помех. Что скрывается за этой фразой в реальности, сказать трудно. В любом случае ракеты с активными ГСН имеют невысокую помехозащищенность, ракеты с тепловизионными и оптическими ГСН (например, Phyton-5) восприимчивы к современным тепловым ловушкам и оптическим помехам, неспособны поражать ВЦ, у которых отсутствует достаточное тепловое излучение (планеры, УАБ, БПЛА с электродвигателями и т.п.)
А вот помехозащищённость ЗРК семейства «Тор» была реально проверена как западными, так и российскими средствами РЭБ. Во время испытаний, проведенных в Греции, батарея ЗРК «Тор-М1» натовскими средствами РЭБ не была подавлена и успешно выполняла задачи по предназначению. Российские (весьма совершенные, кстати) средства РЭБ в ходе испытаний также не могли помешать работе «Тора».
Немаловажным фактором остается и время реакции комплекса, с целью снижения которого на ЗРК «Тор М2» был реализован ряд беспрецедентных мер. Подобными характеристиками не располагает ни одно зенитное ракетное средство в мире.
Применение ГСН на западных ЗРК позволяет реализовать принцип «выстрелил – забыл», что повышает огневую производительность. Радиокомандное телеуправление, применяемое на ЗРК «Тор-М2», обеспечивает не только более высокую точность наведения, но и позволяет оценить результаты стрельбы и при необходимости произвести повторный обстрел цели. Кроме того, у комплекса «Тор-М2» есть еще одно неоспоримое преимущество – возможность стрельбы в движении. Западные ЗРК, чьи ЗУР размещаются на отдельных пусковых установках, которые перед стрельбой требуется привести в боевое положение, не могут вести огонь в движении.

Маневренные возможности

Возможности маневра западных и российского комплексов различаются кардинально. Разведывательные и огневые средства большинства западных ЗРК размещаются на колесных шасси (редкое исключение – IRIS-T SLS по заказу Швеции размещен на двухзвенном гусеничном транспортере).
Базовой для «Тор-М2» является гусеничная машина. Однако, учитывая тот факт, что боевые средства любого из комплексов могут быть размещены на различных типах шасси (в т. ч. – гусеничном для западных ЗРК и колесном или, напротив, гусеничном повышенной проходимости для ЗРК «Тор-М2»), следует признать, что выбор транспортной базы не отражает достоинства или недостатки комплексов в целом, а лишь свидетельствует о существующих приоритетах заказчиков.
Намного более важным является тот факт, что западные ЗРК имеют разнесенную архитектуру построения: средства разведки, управления и огневые средства (СН и ПУ), как правило, размещаются на отдельных транспортных платформах, в то время как у ЗРК типа «Тор-М2» все боевые средства (СОЦ, СН, ПУ, 16 ракет) объединены в одной БМ. Как следствие, наиболее существенным отличием рассматриваемых ЗРК является скорость развертывания из походного порядка в боевой. Современные западные ЗРК малой дальности развертываются в течение 10-15 (в зависимости от типа РЛС) минут после остановки. Вести боевую работу (даже по разведке воздушной обстановки) они могут только с места. «Тор-М2» развертывается в течение 3 минут, не прекращая движения, и так же на ходу может вести боевую работу – и по обнаружению ВЦ, и по их уничтожению.
На марше или при ведении маневренных действий они будут существенно ограничивать передвижение прикрываемых войск, либо вообще оставят их без прикрытия. ЗРК типа «Тор-М2», напротив – интегрированный в боевые (маршевые) порядки постоянный «зонтик войсковой ПВО» малой дальности. Комплекс высокомобильный, всепогодный, способный сопровождать и прикрывать воинские формирования на марше и во всех видах боя, успешно действовать на пересеченной и болотистой местности, в экстремальных арктических условиях.

Концепции и стратегии

Частное, на первый взгляд, превосходство «Тор-М2» над западными ЗРК МД по времени развертывания, на самом деле отражает огромное различие взглядов даже не на ЗРК, а на саму стратегию ведения боевых действий.
В этой «мелочи», проявляется современная военная концепция стран Запада – опоры на превосходство в «воздушной мощи». На смену танковым клиньям, по мнению натовских генералов, должны прийти армады бомбардировщиков, крылатых ракет и беспилотников. По их мнению, именно СВН должны наносить основной удар по воинским формированиям и «смешать с землей» как военные, так и промышленные объекты противника. А сухопутные войска затем лишь устанавливают контроль над местностью, подавляя отдельные очаги сопротивления.
«Зачистка» местности – процесс не быстрый, войска передвигаются не спеша и прикрывающим их ЗРК попросту не нужна высокая мобильность. Долго разворачиваются в боевой порядок? Во всяком случае, не дольше, чем пехотный полк. Даже само происхождение современных западных ЗРК указывает на приоритет концепции «воздушной мощи» – по своей сути это спустившиеся на землю авиационные УР, (в то время как «Тор-М2» является наследником славной плеяды советских сухопутных зенитных ракетных комплексов).
Нежелание серьезно «вкладываться» в разработку специализированных ЗРК объясняется просто – в указанных условиях роль их сильно снижается – противовоздушное прикрытие войск осуществляется в первую очередь своей авиацией (как говорят американцы: «лучшее зенитное орудие – это истребитель»).
Однако концепция «воздушной мощи» имеет существенный недостаток – в пропорции от затраченных усилий эффективность огневого воздействия воздушных сил, даже несмотря на применение высокоточных боеприпасов, оказывается меньше эффективности воздействия сухопутных сил. Опыт боевых действий последних десятилетий подсказывает – ключевая роль боевых действий сухопутных воинских формирований никуда не исчезла.
Авиация потребляет больше топлива, ее подготовка, планирование действий и наведение на цели весьма затратны, летному составу требуются более комфортные условия и длительный отдых. А значит, ведение боевых действий с упором на «воздушную мощь» будет успешным только при условии многократного качественного и количественного превосходства сил и средств над противником, а это далеко не всегда реализуемо.
Кроме того, применение СВН не всегда, не везде и не в любых (в т.ч. климатических, погодных, геофизических) условиях возможно.
Но что делать, если многократного превосходства нет? Очевидно, что равной или уступающей по силам противнику армии необходимо будет вернуться к стратегии маневренной сухопутной войны. В этом случае войскам потребуется прикрытие мобильными ЗРК, способными противостоять массированным ракетно-авиационным ударам. В решении этой задачи у ЗРК семейства «Тор» просто нет равных. И это хорошо понимает военное руководство тех стран, которые осуществляют военное строительство исходя из стратегии борьбы с любым (Китай), с равным (Греция) или превосходящим по силам (Иран) противником. Именно такие страны и являются наиболее крупными импортерами российских ЗРК.
Различие идеологий в построении комплексов наиболее характерно отражается в еще одной емкой и очень важной характеристике – живучести ЗРК. Все компоненты ЗРК семейства «Тор» (в отличие от его «одноклассников»), отвечающие за поиск, обнаружение, опознавание и уничтожение воздушных целей, размещены на одной машине. Это обеспечивает автономность боевой работы ЗРК, его живучесть и боевую устойчивость. И если выход из строя РЛС или пункта управления у оппонентов «Тора» фактически превращает их комплексы в бесполезную коллекцию дорогостоящего металла, то батарея нашего ЗРК прекратит ведение боевой работы только в случае уничтожения всех ее боевых машин.
Самым важным и неоценимым является опыт боевого применения. Как заявил Президент России Владимир Путин: «Применение наших Вооруженных сил в боевых условиях – это уникальный опыт и уникальный инструмент совершенствования наших Вооруженных сил. Никакие учения не идут в сравнение с применением Вооруженных сил в боевых условиях».
Почти за полтора года своего успешного участия в прикрытии российской авиабазы Хмеймим в Сирии ЗРК «Тор-М2У» множество раз предотвращал удары СВН боевиков, уничтожив при этом более 40 целей. Практика боевого применения придала необходимый импульс разработчикам комплекса, получившим реальную картину его возможностей в боевой обстановке. А такого бесценного опыта нет ни у одного из его западных конкурентов.
Таким образом, главные отличия «Тор-М2» от современных ЗРК западного производства – его готовность к работе в любой боевой обстановке, в том числе и в ситуации превосходства противника в силах, и способность реально выполнить сложнейшие боевые задачи. Это оружие для армий, которые не собираются нападать на более слабого противника, но готовы сражаться до конца даже с превосходящими силами врага. Впрочем, это качество всегда было отличительным признаком русского оружия.

Редакция журнала

Адрес редакции:
107023, г. Москва, ул. Большая Семёновская, д.32, офис 200

Телефон:
+7 (495) 777 23 14

E-mail:
info@arsenal-otechestva.ru 

Подписка на журнал

Журнал «Арсенал Отечества» продолжает подписку на 2019 год.

По вопросам подписки для юридических лиц или приобретения журнала в розницу обращайтесь к С.А. Бугаеву
bugaev@arsenal-otechestva.ru
+7 (916) 337-14-17

Оформить подписку для физических лиц можно через компанию ООО «Деловая Пресса» тел. (499)704-1305, Email: podpiska@delpress.ru,
сайт: https://delpress.ru/information-for-subscribers.html

Подписаться на электронную версию журнала «Арсенал Отечества» можно по ссылке.
Стоимость годовой подписки — 
10 800 руб.

Партнёры

Реклама

army2020

Журнал онлайн